Дикая орхидея (1989) смотреть онлайн

Дикая орхидея (1989)
00
HDTV
Смотреть онлайн
Поступив на работу в юридическую фирму, Эмилия отправляется в Бразилию помочь завершить крупную сделку с недвижимостью. В Рио-де-Жанейро она встречается с Виллером - загадочным и очень сексуальным миллионером, который, используя свое колдовское очарование, пытается соблазнить невинную красотку.

Под сумасшедшие ритмы и краски карнавала, он распаляет в девушке вулкан неведомых ей ранее чувств и эротических фантазий, так и не решаясь на активные действия. Для него это привычная игра в любовь, но Эмилия не хочет и не может играть, она искренна, и это заставляет Виллера открыть ей свое сердце...
    1 357
    0
    00
Скриншоты:
Рецензии:
  • Неудавшийся клон '9 1/2 недель'В какой-то из дней 1985-го года Микки Рурк проснулся в статусе секс-символа нового поколения. Именно в том году на экраны выходит обжигающая эротическая драма '9 1/2 недель' от экс-клипмейкера Эдриана Лайна. И пусть у себя на родине фильм был принят весьма прохладно, но за её пределами он мгновенно превратился в культовый. И тем более у нас в стране, когда эротику так просто не достанешь, не говоря уже о порнографии, а тут две мегазвезды Голливуда Микки Рурк и Ким Бэйсингер снимаются в откровенных сценах. Надо сказать, что сценарий к '9 1/2 неделям' писал Залман Кинг, и именно он спустя всего четыре года напишет ещё один схожий сюжет, а также сам станет режиссёром картины, названной 'Дикая орхидея'. Вообще Залман Кинг - этой какой-то Хью Хефнер от кинематографа, ведь знаменитая эротическая франшиза 'Дневники 'Красной туфельки'' тоже не обошлась без Залмана Кинга. Возвращаемся же к 'Дикой орхидее'. После триумфального шествия по Европе '9 1/2 недель' публика могла ожидать нечто похожего. И, в определённом смысле, это произошло. 'Дикая орхидея' - это самый настоящий кинематографический клон от своего прототипа. Концепция, музыка, откровенные сцены и, в конце-то концов, присутствие Микки Рурка - всё это словно вновь возвращает в атмосферу '9 1/2 недель'. Но было бы всё хорошо, если бы это не признавалось откровенным плагиатом. Залман Кинг, не мудрствуя лукаво, перенял все авторские придумки Эдриана Лайна и без раздумий по ним снял свою 'Дикую орхидею'. Только вот Лайн оказался режиссёром с куда более развитой фантазией, нежели Залман Кинг, поэтому даже эротические эпизоды фильма (ну разве что кроме первого, самого горячего и возбуждающего) оказались на уровне второсортного кино для взрослых в жанре 'лорно', который могут себе позволить показывать некоторые телеканалы после наступления полуночи с обязательным запрещающим знаком для детей. Надо сказать, что и сам сюжет является каким-то пустым, без значительной доли драматизма, а вторичные сюжетные линии, например, работа, с которой связана главная героиня 'Дикой орхидеи', вообще не имеет никакого смысла. Необходимо было, чтобы режиссёр постепенно подводил зрителя к тому, что главная героиня вскоре снимет с себя одежду, но когда это происходит, то никакого возбуждения не ощущаешь, потому что в этой сцене нет энергетики, нет волнения, нет дрожи, есть лишь попытка имитировать сексуальный акт, который не пахнет горячим. Есть такой слух, что, мол, Карре Отис и Микки Рурк на самом деле занимались сексом на камеру, но где же тогда искры, не говоря уже об огне их чувств? На мой взгляд, это скандальное заявление произрастает из фильма 'Последнее танго в Париже' Бернардо Бертолуччи, где мэтр режиссёрского цеха заставил Марлона Брандо и Марию Шнайдер заниматься сексом по на самом деле, добиваясь абсолютного реализма для кульминационной сцены. А вот у Отис и Рурка что-то такого не было. Хотя, это только моё мнение. Сам же Микки Рурк после 'Дикой орхидеи' женился на Карре Отис, которая уже имела проблемы с алкоголем и наркотиками. Какое-то время они были счастливой парой, но пагубные привычки Отис вернулись к ней, брак распался, однако же, Микки до сих пор не перестаёт трубить, что всё также любит Карре. Но самое печальное в 'Дикой орхидеи', что уровень игры Отис настолько низкий, а мимика её лица отсутствует априори, что даже непонятно за что её так полюбил непоколебимый секс-символ 80-х. Так что с номинацией Отис на 'Золотую малина' в категории 'Худшая новая звезда' соглашаюсь целиком и полностью. Да и сам Микки Рурк больше красуется собой, предстаёт великим мачо, змеем-искусителем, нежели играет и создаёт образ, хотя бы более развитый, чем в '9 1/2 неделях'. В общем, главная парочка совсем не радует глаз. Жаклин Биссет была яркой, самоироничной, самой живой в этой картине, но из-за слабости сценария никак нельзя понять, является ли она чем-то большим, нежели связующее звено между героями Рурка и Отис, а ведь крёстная мама Анджелины Джоли (это я о Биссет) чуть ли не единственная, кто старалась в 'Дикой орхидее'. Как по мне, то уж лучше ещё раз посмотреть '9 1/2 недель', нежели во второй 'Дикую орхидею', которая является её неудавшимся клоном. На обе ноги хромает сюжет, очень плохо играют практически все актёры, а режиссёр не придумал ничего лучше, нежели заняться плагиатом. Как можно позитивно отзываться об этом фильме, который так громко был заявлен как эротическая мелодрама.
  • ОпытныйСоблазнитель VS НевиннаяДева.Это фильм об игре опытного искушённого мужчины (Микки Рурк) с юной, наивной и неопытной девушкой (Карре Отис). Они почти не знакомы. Он её интригует - и ускользает. Кажется, он всемогущ. Её с необъяснимой силой влечёт к властному незнакомцу. Она так юна, так остро и неискушённо реагирует, он упивается своей властью над ней. Но, будучи эмоционально неполноценным, он не способен прекратить игру и поверить в её и свои чувства. Вместо этого он проверяет, насколько далеко готова она зайти в своей... любви? или влечении к нему? А она может зайти очень, очень далеко, и его это возбуждает. Виллер заставляет Эмилию постепенно раскрывать свою чувственность. Развитие героини происходит по принципу шока, герой Рурка постоянно ставит её в сложные ситуации, заставляя меняться, и где-то - терять себя (прежнюю), чтобы предположительно себя же и обрести (новую). Это о любви? Скорее, об искушении и чувственном влечении, первобытном и иррациональном, вечной Игре между мужчиной и женщиной. Такие романы должны оставлять терпкое послевкусие на всю жизнь, счастливый конец для подобной истории - трагедия. Кто он - за маской всесильного миллионера, таинственного соблазнителя, чьё прошлое - загадка, кто то властен, то... беззащитен? И главное - хотим ли мы это знать? Фильм неплох для своего времени, если бы не финал. История соблазнения опытным взрослым мужчиной юной невинной девушки. Вечная женская фантазия. Не замешали бы всё с любовью, и упрекнуть фильм можно было бы лишь в чрезмерной наивности в изображении героя. Но увы.
  • Искушение«Дикая орхидея» - американская, эротическая мелодрама 1989 года режиссера этого жанра Залмана Кинга. В 1985 году режиссер всех поразил своим откровенным фильмом на все времена «9 1/2 недель», и через четыре года выходит еще одна его эротическая картина «Дикая орхидея». Оба этих фильма не похожи друг на друга своей атмосферой и сюжетом, их объединяет лишь актер Микки Рурк и жанр эротического фильма. В этой истории мы видим главную героиню, которая начала работать в юридической фирме и сразу отправилась на задание в Бразилию. Здесь ее ждала неожиданная встреча с обаятельным, очень загадочным миллионером. Девушка открыла для себя много нового, в ней проснулись фантазии, о которых она раньше не подозревала… Это эротическое кино привлечет больше женское внимание зрителей. Фильм снят красиво. В нем присутствуют эротические сцены, которые были сняты страстно, правдоподобно и действительно красиво, именно это слово подходит. Актер Микки Рурк порадует женскую аудиторию зрителей своим таинственным и желанным персонажем, ну а финальная, любовная сцена с ним и с главной героиней и является самым главным аспектом фильма, чего ждали все при просмотре. Эта сцена любви и вызывает внимание, и она была снята страстно. Карре Отис исполнила главную роль в этом эротическом, туманном фильме. У этой актрисы не получилась дальнейшая карьера, а за эту роли ее очень ругали кинокритики и дали номинацию на Золотую малину. Помимо последней, финальной эротической сцены, была еще одна впечатляющая, в которой участвовали Карре Отис и Брюс Гринвуд. Эта сцена была тоже красивой и соблазнительной. Что касается самого фильма, то он недоделанный и плохо продуман. Если бы не было этих двух эротических сцен, то сам фильм вообще не привлекал внимание. Задумка атмосферной истории, с открытием сексуальных фантазий и осуществлении их героиней, была чувственной и интересной, но само кино получилось двойственное и на один раз. Фильм исключительно для женской аудитории зрителей.
  • Свои на празднике жизниВы когда-нибудь были под бразильским небом? Бродили под этим воздушным сплавом из миллиардов озабоченных фламинго, под этой атласно-неоновой лампой, питающейся электричеством скользяще-лоснящихся кож? А вдыхали с полоски мокрого пляжа фенолфталеин закатов и восходов и после с ужасом обнаруживали необходимость заткнуть выплывающее со слезами и одиночеством сердце пальмовыми листьями, смуглыми танцорами и парой-тройкой бокалов крепкого? Это Рио, приветливо красочное и мурчащее на португальском старинные проклятия, призывающие всю влагу ударить в голову тому, кто осмелится противиться негласному правилу местного этикета - чем меньше одежды и мыслей, тем лучше для тебя, глупышка. Но Эмили не желает слушаться: она первоклассный юрист в броне из цельнометаллических подплечников и дурацких очках с умной черепаховой оправой. А ведь горн желаний уже насвистывает в ухо, прямо туда, где кровь уже давно отбивает нетерпеливый ритм, и пританцовывющие ножки уводят от равнодушного монолита должностных забот к теплу шуршащего песка, где на нее засмотрелся бронзовый бог, чуть было не заскучавший в своем черном пиджаке у барной стойки. У бога есть модные четки, а еще притягивающая взгляды пиратская сережка, Харлей Дэвидсон и имя с большой буквы - Виллер, и он, как положено всем красивым, бесконечно богат и прямо пропорционально избалован. Утянув Эмили за робкую руку в свои далеко не настольные игры, Виллер привычно перебирает маски и шпаги, но все больше запутывается во вьющихся от влажного воздуха волосах своей новой куколки и ее перламутровых глазах, каплях небесно-строгого океана. Окажется ли орхидея прочнее закаленного клинка? Господин Кинг - который Залман - еще в середине 80-х расчесал центры зрительских удовольствий, переработав книгу Элизабет Макнейл в сценарий культовых '9 1/2 недель', после которых девушки наводили туман в глазах и кошмар в волосах, а парни все, как один, притворялись неотразимыми ублюдками. Залман продолжил свой путь наверх на режиссерском троне и, с горем пополам совокупив Две луны в 1988-ом, через год подарил миру видео-ключ к бегству из огорода общипанных офисных фикусов в настоящие джунгли. Впрочем, ничего серьезнее интерактивного секс-туризма Кинг не планировал, поэтому грех обижаться на слабый сюжет, удобно прогнутый под сцены плотских утех, как и на леноватые слово- и телодвижения разморенных Микки и Карре. Тем более не стоит презрительно корчить личико при виде позорных малин, ведь вся прелесть подобных фильмов проявляется со временем, когда они становятся памятниками уходящим в старость и нерадость возлюбленным лицедеям. Отис привычно распахивала очи и вытягивала шею натренированным способом, невероятно профессионально изображая искушение невинности, словно в сотый раз замирая на обложках сального глянца. Но Рурк! В тот момент он уже потихоньку перестает быть красавчиком Джонни, зацелованный непростой молодостью в боксерских перчатках и тщательно зашпаклеванный бронзатором; его звездное, бунтарское время ускользает сквозь его же пальцы, и это знание, растерянность сочится из его жестов, взглядов, дрожащих губ. И тогда история переходит на иную плоскость - в реальность, где Микки на пару с его холеной экранной тенью дается шанс на счастье с Карре, к сожалению, вне экрана недолговечное - наркотически зависимое, бездеятельное, вытекшее на беспощадную арену ринга. Драматическое, как и положено всем красивым. Вот она, новая сказка 90-х - облегчение от сладостного эфира Бразилии, который в нашей стране в качестве панацеи от серой напряженности усердно вживляли в всевозможные зажигалки, полотенца, фотообои. И не зря же выбор пал на такую далекую экзотику: если уже опубликованная Брюкнерова, но еще не зачатая Полански 'Горькая луна' жестоко перечеркнула поиски духовного обновления на Востоке, то 'Дикая орхидея' предлагает склониться к низу, к югу, к корням инстинктов и желаний, при этом обеспечивая абсолютной свободой с маленькой галочкой в низу договора - карнавальной маской. Будучи никем, можно быть кем угодно и при этом не бояться быть собой - одержимым животным, кусающим губы - свои и чужие, рвущим платья в клочки, овладевающим чьим-то телом прямо здесь, у этой стены, в этой машине, на этом ковре - быть горячим, быть человеком и исполнять обнаженными бедрами непристойный и естественный танец жизни, распустить руки и ноги страстной орхидеи с алкающим лоном, пока статуя Христа снисходительно похлопывает по плечу исходящий потом и тверком карнавал Рио, а трубач господень снова и снова выводит дразнящие рулады, окрыляющие всех и каждого под этим обетованным небом пластмассового цвета плода драконова фрукта.
  • Ты так красива! Невыносимо…Виллер Я жду ее в лобби-баре роскошного отеля и заказываю неизменный коктейль «Кайпиринья». На диване по соседству воркуют две прелестные молодые американки – типичное порождение бездумного увлечения пластической хирургией, рядом с ними – старый развратник-толстосум, в предвкушении наслаждения лапающий аппетитную спутницу средних лет. И вот - я вижу Эмили. Она пробегает к лифту: грудь волнительно вздымается, на щеках - румянец. Ее напряженное точеное тело мускулисто и грациозно. Я искоса разглядываю ее: большие зеленые глаза, прячущиеся под необычно густыми ресницами, алые пухлые губы, полураскрытые в чувственном томлении, длинные пряди шелковистых волос, разлетающихся вокруг идеально красивого лица. Возможно, в детстве ее считали дурнушкой, но в ранней юности она внезапно расцвела, подобно вулканическому острову, вдруг поднявшемуся над однообразной поверхностью моря, подобно влажным сочным орхидеям, которые я буду держать завтра утром у себя на коленях, наблюдая за ее пробуждением. Когда она переоделась в вечернее платье и вышла, ее походка была исполнена изящества и грации, а глаза, не в силах скрыть волнительного любопытства, внимательно смотрели на меня. Рисунок бровей придавал им волнующее очарование: солнечные брызги на хребте волны, светлые искры в струе воды из кувшина, напоившей землю в теплых сумерках. Ее нежная кожа - словно шелковистая муаровая нить, в которую она могла задрапироваться, живя в далеком родительском доме. Ее взгляд сквозь вырезы в бархатной ткани маски обжигает меня. Мне приятно следить за ее несмелыми движениями. Она возбуждена: желает любовного соития. Она дразнит меня. Это не женщина, это – само влечение, первозданная красота, будоражащая горячую кровь. Я знал много женщин: красивых, страстных, умных, но лишь она разбередила мои раны, заставив возжелать не только телом, но и сердцем, и душой. Она прекрасна, но и дика словно лань. Эмили Виллер – миллионер, на встречу с которым меня толкнула Клавдия. Он умеет впечатлить: красив, импозантен, уверен в себе. В его лице есть определенная утонченность: четкие линии, оттененные небольшими морщинами, высокие скулы, ясные пронзительные глаза, слегка ассимметричные, с черными зрачками в золотистом ободке, чувственный, хорошо очерченный рот, напоминающий молодых рок-музыкантов, и от него веет глубочайшим спокойствием – такое обычно исходит от сильных людей. Он изысканно вежлив, я бы сказала – куртуазен: спрашивает моего разрешения прежде, чем закурить. Еще одна странность: дым от его сигарет меня не раздражает. Как и интонации, и тембр голоса, и паузы, и манеры. Но он пугает меня. Чего он ждет? Хочет заняться со мной любовью? Возможно, он просто жаждет развлечений. Он влечет меня, но я не могу быть игрушкой, не могу следовать его желаниям. Хотя зачем я вру себе: уже следую. Та встреча в старом отеле на пляже: я помню прикосновения к холодному металлу перил на полуразрушенной лестнице, помню обшарпанные стены. Я чувствовала его дыхание у себя на шее, ощущала его терпкий запах, видела его глаза - проницательные, но почему-то грустные. Да, я разглядела грусть в его взгляде. Какая тайна скрыта в нем? Кто он был в прошлом? Я гадаю, а сама еще больше наэлектризовываюсь от его бархатного неторопливого голоса, от его лукавой улыбки, сводящей меня с ума. Я приехала в Рио помогать Клавдии – бизнесвумен, жадной до денег, акуле, алчущей горячих тел пляжных мальчиков, - но не провела здесь и суток, как уже стала невольным свидетелем двух совокуплений, вызвавших в моем мозгу бурю фантазий. Я помню, как на карнавале нас окутали тонкие пряные ароматы. Наверное, это был запах испытанного чужими телами удовольствия. Я ощущаю, как страсть наполняет мое тело истомой, и я все больше хочу новых встреч с Виллером. Но зачем он толкает меня в объятия случайного сластолюбца, ищущего продажную девицу? Мастер В пять утра рассвело. Четвертая чашка кофе. Лист бумаги, заправленный в каретку пишущей машинки. Я не спал всю ночь, размышляя над созданием нового фильма. Это будет этюд, зарисовка, осовремененная версия истории Жоффрея де Пейрака и великолепной Анжелики. Нет, я поставлю его сам, чтобы помнили обо мне, как о гуру эротического жанра, а не приписывали славу Лайну, как было после «Девяти с половиной недель». В самом начале я представлю всю страсть одними намеками: широко распахнутые глаза, спрятанные под стеклами старомодных студенческих очков в толстой оправе: ведь ничто так не проявляет пылкое желание женщины и не демонстрирует ее сексуальность, как контраст с очками ученой дамы. И когда зритель уже поверит в ее необузданное желание, я обрамлю эти глаза таинственной маской. Это будет фильм, насквозь пропитанный сексом, или точнее – предвкушением секса. Это будет один большой клип, в котором переплетутся фрагменты, напоминающие видео на песни Шаде, Фредди Меркьюри, Мадонны и Джорджа Майкла. Я позову красавчика Микки – а кого же еще? Загорелое лицо, пиджак на голое тело, большая серьга в ухе, как у цыгана, мотоцикл беспечного ездока, и в тот же миг – деньги, престиж и таинственное прошлое: такой герой в исполнении Рурка заставит капитулировать всех поклонниц, обезоруженных этим красавцем-демоном. Вот с выбором актрисы немного сложнее: здесь нужно новое лицо, чтобы пробежала страсть, чтоб между актерами чувствовалась безумная «химия». У меня своя методика: красавица-брюнетка на смену белокожей блондинке Бейсингер. Микки должен увлечься, возжелать, как возжелал герой, загореться, чтобы в кадре была магия, был секс не понарошку, чтобы интрига была не только в кино, но и в жизни. Чтобы их необузданное желание обладать друг другом заряжало зрителей, ощущающих, как пересыхают от страсти губы, как быстрее бьются их сердца, чтобы влюбленных уже ничего не останавливало, и они после киносеанса стремились повторить те сексуальные па, которые совершают герои на экране. У меня получится такое кино: я в этом – мастер. Нет - никаких чулок с подвязками и высоких сапог, никаких крупных планов эрегированных фаллосов и мужских ягодиц, старательно имитирующих кобелиные движения. Карнавал, самба, пляж, влажные загорелые тела, вуайеризм, секс под струями падающей воды или на заднем сиденье лимузина – все это должно пьянить зрителя. Я создам симфонию блаженства. И дело вовсе не в удовлетворении и не в наслаждении, а в каком-то фантастическом взаимном притяжении пылающих тел, словно созданных для того, чтобы гореть друг для друга. Вечно.
Знаете ли вы, что...
    После съемок фильма Микки Рурк и Карре Отис поженились.
Доступно на устройствах:
IOS
Android
Tablet
Smart TV
Поделиться с друзьями:

Дикая орхидея (1989) смотреть онлайн бесплатно

Просмотр онлайн
После просмотра Дикая орхидея (1989) обязательно оставляйте комментарии
Оставить отзыв
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Регистрация
Вход
Авторизация